МИИТ

История

Рост железнодорожной сети России во второй половине XIX века потребовал расширения подготовки инженеров железнодорожного транспорта. Единственный в стране институт инженеров путей сообщения в Санкт-Петербурге не мог в полной мере решить эту проблему. Нехватка инженеров-железнодорожников особенно почувствовалась с началом строительства Великого Сибирского пути. Поэтому Министерство путей сообщения внесло в правительство предложение о создании еще одного высшего учебного заведения, которое готовило бы инженеров для нужд ведомства.

На размещение такого института претендовали многие города - Киев, Казань, Воронеж, Екатеринослав, Орел, Саратов. Но предпочтение было отдано Москве, так как столица располагала превосходными преподавательскими кадрами, а это было решающим условием.

Официально было объявлено: «Государь Императора непрестанных заботах о просвещении России в 23 день мая настоящего года Высочайше повелеть соизволил учредить в Москве Московское Инженерное Училище, а 24 мая того же месяца в Москве Всемилостивейше повелел именовать это училище - Императорским Московским инженерным училищем».

Первым директором Училища был назначен профессор Ф. Е. Максименко, ранее инспектор (проректор) Петербургского института инженеров путей сообщения. Один из первых вопросов, которые ему пришлось решать в этой должности, - поиск помещения для учебного заведения. Московская Городская Дума с самого начала активно и деятельно помогала новому городскому институту. Помещение нашли в самом центре столицы - на Тверской, арендовав большой дом у В. А. Морозовой, тот самый дом, где был известный светский салон княгини Зинаиды Волконской, где бывал А. С. Пушкин и многие деятели русской культуры.

Помещения, арендованные в этом доме, стали приспосабливать для занятий, обставлять аудитории, устраивать лаборатории, чертежные, оборудовать общежитие для студентов. Актовый зал, аудитории, рисовальную комнату и столовую расположили на втором этаже здания, здесь же зал для чертежных второго курса. На третьем этаже - спальни общежития и чертежная первого курса. Для физического кабинета Училища все приборы были заказаны за границей. П.Н. Лебедев с этой целью специально ездил за рубеж. Приборы для химической лаборатории были заказаны в Петербурге, Вене и Берлине.

12 июля 1896 г. было опубликовано сообщение о новом Училище: «Императорское Московское Инженерное Училище ведомства путей сообщения есть высшее учебное заведение, имеющее целью специальное образование лиц, посвящающих себя преимущественно практической деятельности по устройству и эксплуатации путей сообщения». И далее сообщалось, что в Училище преподаются высшая математика, начертательная геометрия, топография и геодезия, механика теоретическая, строительная и прикладная, физическая геология, гражданская архитектура, строительное искусство, законоведение, черчение.

Учебный курс продолжался 3 года, после него - двухгодичная практика на строительстве или эксплуатации путей сообщения и защита отчета по ней. «При поступлении на государственную службу инженеры-строители имеют право на производство в чин губернского секретаря (это чин 12-го класса, соответствующий воинскому званию инженер-лейтенант). Инженеру-строителю, успешно выдержавшему при Институте инженеров путей сообщения Императора Александра 1 дополнительные испытания по особой программе, утвержденной Министром путей сообщения, предоставляется звание инженера путей сообщения со всеми присвоенными ему правами».

Одновременно с этим разъяснением были опубликованы и «Правила первого 1896 г. приема в Императорское Московское Инженерное Училище ведомства путей сообщения», утвержденные МПС 28 июня 1896 г.:«Прием всем 1896 г.производится исключительно на первый курс на имеющиеся в нем 50 вакансий». И далее в 12 подробных пунктах обстоятельно перечислены условия приема. Первоначально в Училище принимали только российских подданных, причем женатые не принимались, так как жить нужно было в общежитии. Проверочные испытания производились «из математики, физики, русского языка и рисования». Рекомендовались и учебники, например - учебник по алгебре Давидова и Малинина и сборник задач Верещагина.

За содержание в общежитии и за учение студенты должны были платить по 400 руб. в год, плата вносилась вперед за каждое полугодие. Никто из студентов на первом курсе от платы не освобождался и не получал от Училища ни стипендии, ни денежных пособий. В общежитии предусматривалось, что «у пансионеров одежда, обувь, белье (кроме постельного), а также чертежные инструменты должны быть собственные».

Популярность нового института была весьма высокой: достаточно сказать, что на 50 вакансий было подано свыше 250 прошений о приеме. К началу экзаменов преподавательский состав Училища был в основном сформирован. Из Московского университета приглашены профессор Б. К. Млодзеевский (математика), приват-доцент И. А. Каблуков (химия) и будущий выдающийся ученый, а в то время лаборант П. Н. Лебедев (физика). Из Императорского Московского Технического Училища пришел выдающийся ученый-механик С. А. Чаплыгин, из Константиновского Межевого института - преподаватель геодезии С. М. Соловьев. Преподавателями Училища стали инженеры путей сообщения Н. И. Голиневич (общие начала строительного искусства), Д. Н. Головин (начертательная геометрия) и Б. В. Беккер (черчение), гражданский инженер А .Н. Дуров (рисование). Заведовать хозяйственной частью и общежитием назначили И. А. Боратынского.

К концу августа выяснились результаты первого приема. Не все подавшие заявления о допущении к экзамену явились на испытания, на первый экзамен по русскому языку прибыли лишь 129 чел. Из общего числа успешно выдержали все экзамены только 76 чел., из них были зачислены студентами Училища 50, а 26 отказано в приеме. Кроме того, было принято без экзаменов 10 чел., окончивших полный курс в разных высших учебных заведениях. Все принятые должны были внести установленную плату за первое полугодие не позднее 12 сентября, не внесшие ее считались отказавшимися от поступления в Училище и на их места могли быть зачислены выдержавшие экзамен, но не принятые за неимением вакансий.

Но в конце концов все финансовые вопросы были решены, и принятые студенты за счет Училища 8 сентября отправились в Нижний Новгород для осмотра Всероссийской художественно-промышленной выставки. Начальник Московско-Курской и Нижегородской железной дороги полковник Н. К. Шауфус, будущий министр путей сообщения, предоставил в распоряжение Училища на неделю два вагона II класса. Пребывание студентов на выставке продолжалось до 13 сентября, и вечером они отправились в Москву, чтобы участвовать в торжествах на Тверской. Открытие Училища по распоряжению управляющего министерством путей сообщения должно было последовать в субботу 14 сентября 1896 г. Из Петербурга на праздник открытия пригласили свыше 50 человек.

И вот наступил знаменательный день. К часу дня во временном помещении Училища, на втором этаже дома Морозовой, на углу Тверской и Козецкого переулка собрались почетные гости: товарищ (заместитель) министра путей сообщения генерал-лейтенант Н. П. Петров, и. о. московского генерал-губернатора А. Г. Булыгин, директор Департамента МПС Горчаков, другие важные лица, преподавательский состав Училища, студенты и многие гости. Высокопоставленных лиц встречал директор Училища Ф. Е. Максименко.

Затем в прекрасном двусветном зале при участии хора певчих состоялось молебство, которое совершил наместник Чудова монастыря архимандрит Товия. По окончании этой церемонии начались торжества, на которых генерал-лейтенант Н. П. Петров произнес большую речь.

Выступление Н. П. Петрова было довольно обширно, но и сегодня читаешь его на одном дыхании - свободный язык, с богатой лексикой. Выразительные словесные обороты легко удерживали внимание слушателей, налаживая как бы доверительный разговор о науке и важности настойчивой учебы. Товарищ министра подчеркнул, что для нового Училища можно было бы взять имеющуюся у аналогичных высших школ учебную программу, но «МПС не считало это вполне правильным; оно считало обязанностью воспользоваться своею обширной и разнообразною строительною деятельностью. Поэтому оно составило такой учебный план, вполне согласованный со специальной целью заведения и с современными понятиями о высшем техническом образовании, при котором изучение многих практических предметов должно происходить на работах, в поле».

Много внимания в своем выступлении Н. П. Петров уделил важности изучения точных наук как основы инженерных знаний, «орудия самостоятельной разработки инженерных вопросов на практике». Подробно говорилось и об особенности Училища, где «все классное преподавание наук основных и инженерно-строительных ограничивается тремя годами обыкновенных зимних занятий, с несколькими неделями летних практических занятий в поле под руководством опытных строителей, подчиненных МПС. Для укрепления же практических познаний и для применения теоретических сведений к решению инженерных задач под руководством строителей, производящих работы, назначено еще полтора года, где и заканчивается на практике его инженерное образование». По окончании полевых работ молодым людям предстояло представить в Училище свои отчеты, чтобы получить звание инженера-строителя, с «сопряженными с этим званием правами».

Подробно говорил генерал Н. П. Петров и об организации учебного процесса. «Наилучших успехов можно достичь благодаря правильной постановке дела от деятельности профессорского и преподавательского персонала. К вам, поэтому, г-н директор, гг. профессора и преподаватели, я считаю своим долгом обратиться, чтобы высказать мой совет - совет старого профессора, 39 лет не покидающего учебные заведения, - не ограничивайтесь одним изложением преподаваемых вами предметов, а примите на себя более тяжелый, но зато и гораздо более плодотворный труд, труд обучения ваших учеников, пользуясь для того беседами с ними».

...В конце 1896 г. нашли, наконец, подходящий большой участок земли для будущих зданий Инженерного Училища. Место было не в центре Москвы, среди пустошей бывшей Переяславской слободы на Бахметьевской улице. Размер участка, бывшего до того времени под огородами, составил 6023 кв. сажени. За это казна заплатила 70 770 руб. Проектирование здания было поручено петербургскому профессору И. С. Китнеру, а строительство и наблюдение за ним - особой строительной комиссии, которая приступила к своим обязанностям с 1 марта 1897 г. и функционировала до окончания всех работ.

По проекту Китнера здание Училища напоминало Высшую техническую школу в Берлине - Шарлоттенбург: большой продолговатый прямоугольник с тремя внутренними дворами. Длина его предполагалась в 85 саженей, а ширина - 20 саженей. Там, где были сосредоточены классные помещения, здание должно было быть трехэтажным, а общежитие студентов - четырехэтажным. Главный фасад здания предполагалось обратить к солнечной стороне и выходить он должен был в обширный двор. Постройку намечали закончить к осени 1898 г. Предположительно сооружение Училища вместе с оборудованием оценивали в 900 тыс. руб.

Весной 1897 г. широким фронтом начались строительные работы над возведением главного училищного корпуса. Они продвигались быстро, кладкой было занято свыше 350 чел., отсюда и темпы значительны: к маю вывели подвальный этаж и приступили к кладке первого этажа.

Закладка здания на Бахметьевской улице состоялась 14 июня 1897 г. Торжество состоялось во втором часу дня, после молебствия, совершенного местным духовенством На церемонии присутствовали приехавший из Петербурга управляющий учебным отделом МПС Б. С Волков, члены строительной комиссии во главе с И. Ф.Рербергом, директор Училища Ф. Е. Максименко и преподавательский состав, управляющий Московско-Брестской железной дорогой Д А. Кригер, автор проекта профессор И. С. Китнер и студенты, прибывшие сюда с практических занятий Под закладную металлическую доску согласно обычаю были положены золотые и серебряные монеты, символические кирпичи уложили гости и студенты.

Пока готовились и начинали строительство нового здания, учебный процесс на Тверской шел своим чередом. Чтение теоретических лекций закончили 22 марта, после чего должны были состояться экзамены, которые длились до конца мая. Итоги первого года обучения были неутешительными. Из 60 чел. к экзаменам допустили 55, из них успешно выдержали испытания только 35 студентов. По распоряжению министра князя М. И Хилкова, 11 чел. решили допустить осенью к переэкзаменовке. Кроме того, 7 студентов получили эту льготу по ходатайству совета Училища, трое оставлены на повторный курс и трое были уволены «с правом поступления на первый курс по выдержании экзаменов».

Успешно сдавшие экзамены с 1 июня отправлялись на геодезическую практику в окрестности Москвы, под Царицыно, где они занимались съемками под руководством межевых инженеров Афанасьева и Веселовского. На практике студенты оставались до 3 июля Летом 1897г занимаемый Императорским Училищем дом на Тверской был продан владелицей известному петербургскому виноторговцу Г. Г. Елисееву с условием, что студенты там останутся и на второй учебный год. Впоследствии новый владелец устроил в этом здании знаменитый магазин, названный его именем.

В августе наступило время конкурсных экзаменов на второй учебный год. Было подано 247 прошений. Приняли же 50 чел., в том числе 13 чел. без экзаменов, окончивших ранее курс в высших учебных заведениях. Чтение теоретических лекций в Училище, как и во всех учебных заведениях России, началось с 1 сентября.

Профессор Л. Д. Проскуряков, в ноябре 1896 г. переведенный из Петербургского института путей сообщения и исполнявший должность инспектора (проректора) Училища, приступил к чтению студентам второго курса строительной механики и стал заведовать лабораторией для испытания строительных материалов. В состав преподавателей был приглашен для чтения курса железных дорог профессор Института путей сообщения С. Д. Карейша.

В январе 1898 г. в Училище был организован «Первый бал в пользу недостаточных студентов». Он состоялся в Русском охотничьем клубе на Воздвиженке и прошел с большим успехом. Подобные мероприятия несколько лет проводились Московским университетом и некоторыми другими учебными заведениями.

Всех привлекало тематическое оформление помещений клуба. Как писали газеты, в вестибюле «обращал на себя внимание инженерный знак из электролампочек, по обеим сторонам которого были помещены большие путейские флаги. Очень красивый вид имело фойе, в котором по стенам размещались щиты с инженерными знаками. Около киоска с фруктами и шампанским были поставлены железнодорожные семафоры с зажженными фонарями. В фойе же был помещен портрет министра князя М. И. Хилкова. Первый студенческий бал Инженерного Училища, имевший хороший материальный успех, произвел на всех самое благоприятное впечатление».

Традиция проведения таких ежегодных благотворительных балов в пользу студентов сохранялась в Училище долгие годы. Устраивались они в залах Дворянского собрания, Купеческого или Охотничьего клубов, входные билеты стоили до 5 руб., но студенты в форме платили лишь 75 коп.

Эти танцевальные вечера каждый раз отличались «железнодорожным» оформлением, красочным и изобретательным, о чем потом долго говорили в Москве. Торговые киоски в залах оформляли в виде сторожевой будки со шлагбаумом или фермы Каширского моста через Оку, громадного транспортира или водокачки, а то и вагонетки с продажей напитков. Вестибюль Дворянского собрания нередко «обращался в настоящий станционный двор» или в его Гагаринском зале «устроители бала представляли вид станции Владикавказской железной дороги на фоне гор, где на дебаркадере, освещенном фонарем, была организована продажа цветов». В другом зале размещали крупное панно: «поезд из темноты, окутанный дымом, мчится по мосту, впереди виден тоннель. Путь освещает могучая рука с ярким светочем. Смысл символический: студент пробивает себе дорогу при свете знаний»

Строительство здания Училища продвигалось весьма успешно. В мае 1898 г. стало ясно, что новый учебный год студенты безусловно начнут уже в собственном помещении. О довольно значительном объеме новостройки можно судить по тому, что на училищный комплекс «употреблено до 7,5 млн. кирпичей, более 25 тыс пудов железа всякого и до 2 тыс чугунных отливок». К сентябрю по Бахметьевской на протяжении 70 саженей устроили каменную ограду с красивой железной решеткой

В конце сентября в собственный дом из наемного помещения на Тверской стали перевозить имущество и учебные принадлежности, лабораторное оборудование. Чтение лекций из-за недоделок началось с некоторым запозданием - с 9-го сентября, а 14-го, в годовщину открытия Училища, было совершено торжественное молебствие. Этот день как день рождения традиционно отмечается все годы Освящение же Училища по согласованию с МПС было перенесено на декабрь 1898 г. К тому времени предполагалось закончить отделку здания. Но жизнь внесла свои коррективы, и это событие пришлось отнести на конец января 1899 г.

Что же представляло собой Императорское Московское Инженерное Училище на тот момент. Как и намечалось, здание было построено в виде продолговатого прямоугольника, но внутреннее расположение было иным, нежели мы привыкли видеть сегодня. Вчитаемся в строки давнего отчета. «Здание разделяется на две части, из которых правая предназначена для учебных целей, а левая для студенческого общежития. В правой части сосредоточены аудитории, лаборатории, учебные кабинеты, чертежные залы, библиотека и рекреационный зал. Оно выстроено в три этажа с полуподвалом, левая же половина сооружена в 4 этажа, причем в правой устроена обширная столовая на 300 чел., лазарет на 8 чел. с приемной доктора и аптекой. Тут же сосредоточены приемная, канцелярия и другие службы. На остальных трех этажах - общежитие на 113 студентов, при общем количестве учащихся в 237 чел.

Середина здания имеет выступ по фасаду, который украшен рельефными предметами инженерного искусства (паровоз, пароход). Здесь устроен главный подъезд, ведущий в высокий и светлый вестибюль, в левой части которого студенческая раздевалка. Центральную часть второго этажа занимает большая и высокая актовая зала, украшенная портретом Государя Императора. К этой зале примыкает непосредственно небольшой училищный храм, который освящен во имя святого Николая Чудотворца. Во вне богослужебное время храм отделен от залы металлическим занавесом. Иконостас в храме сделан из резного дуба, настоятелем назначен преподаватель Московской духовной семинарии магистр богословия Н. Г. Попов. В первом этаже правого крыла сосредоточены: гидравлическая лаборатория, механическая с двумя отделениями - машинным и цементным, мастерской, физическим кабинетом и лабораторией. Все лаборатории богато оборудованы современными механизмами, новейшими типами приборов.

Во втором и третьем этажах правого крыла сосредоточены обширные чертежные для студентов и при них аудитория; во втором этаже фундаментальная библиотека и читальня.

В третьем - большая рекреационная зала, которая одновременно служит для музыкальных занятий и упражнений. Во всем здании устроено электроосвещение, имеется собственная электростанция во дворе, в здании устроен водопровод и канализация.

Для химической лаборатории сооружено отдельное большое двухэтажное здание с аудиторией и разными отделами. Оно помещено против левой части главного корпуса и устроено согласно последнему слову науки. Для квартиры директора, одного профессора и двух помощников инспектора построено особое четырехэтажное здание. Постройка здания училища с оборудованием обошлась более чем в миллион рублей».

На торжество открытия, состоявшееся 24 января 1899 г., в Москву экстренным поездом прибыли министр путей сообщения князь М. И. Хилков, товарищ министра Н. П. Петров с чинами ведомства и гостями из Петербурга. Присутствовали высокое московское начальство, представители почти всех железных дорог, примыкавших к Москве, члены строительной комиссии во главе с И. Ф. Рербергом, директор Училища Ф. Е. Максименко, профессора и преподаватели Училища, много инженеров путей сообщения и других лиц из технического мира.

По окончании богослужения почетные гости были приглашены осмотреть новое здание, аудитории, лаборатории. Начав с третьего этажа, гости спустились на второй. Все произвело на них самое благоприятное впечатление: демонстрировались машины и приборы, лучшие чертежи студентов, нередко пояснения давал сам министр князь Хилков. После всех волнений, связанных с торжественной церемонией, Училище смогло спокойно заняться своими нелегкими учебными задачами. В том году должен был состояться первый выпуск студентов, прошедших трехгодичный теоретический курс.

Выпуск пришелся на 2 июня 1899 г. Из Петербурга вновь прибыл хорошо знакомый студентам генерал-лейтенант Н. П. Петров - он был назначен председателем «испытательной комиссии». Этих первенцев Училища было всего 24 человека. Более половины из них при выпуске уже были приглашены на практические должности с хорошим содержанием, остальные тоже получили назначения в самое непродолжительное время и приступили к работе на линии.


Практика продолжалась 2 года. Практиканты представляли в Училище ежемесячные рапорты с кратким перечислением выполненных ими работ. По окончании этих двух лет каждый представлял 4 отчета с подробным изложением исполненных работ. Отчеты рассматривались в особой комиссии Училища в присутствии практикантов, которые лично давали необходимые разъяснения. По их рассмотрении в июне 1901 г. советом Училища звание инженера-строителя со всеми правами, в том числе с правом ношения установленного нагрудного знака, были удостоены 18 чел. Знак, который получили право носить выпускники Училища, был утвержден в январе 1900 г. Овальной формы, он состоял из двух серебряных ветвей: дубовой и лавровой, перевязанных внизу лентой, а наверху расходящихся. В верхней части этого знака помещен серебряный государственный двухглавый орел с такою же императорской короной над ним. В нижней части венка находился золотой знак ведомства путей сообщения - накрест положенные топор и якорь, и под ним лента из того же металла с серебряными начальными буквами наименования училища: «И.М.И.У.». Помимо нагрудного знака тогда же была утверждена и новая форма студентов Училища. На плечевом поперечном погоне над арматурой прибавлена императорская корона. Коснулось изменение формы и выпускников-практикантов: рабочая тужурка у них стала с продольным погоном, состоящим из той же арматуры с короной, с продольным серебряным галуном в 1/3 ширины всего погона и пуговицей наверху. Такие же погоны они носили на пальто или сюртуках.

Прошли годы, и в Училище все сильнее стала обнаруживаться несостоятельность трехгодичной подготовки. Образовательные задачи Инженерного Училища только с большим трудом укладывались в рамки трехлетней курсовой нормы. Достаточно сказать, что все лекции, занятия в лабораториях и практические упражнения, предписываемые программой, «втискивались» в заданный срок обучения лишь при распределении занятий с 9 ч. утра до 9 ч вечера, т.е. при повседневном нелегком 12-часовом труде.

Естественно, что сдать в течение трех лет при нормальном течении занятий все 60 экзаменов (в среднем по 20 ежегодно), исполнив предварительно массу чертежных и лабораторных работ, было просто непосильно для обыкновенного средне успевающего студента, каковых, разумеется, и тогда было большинство. Ежегодно, в декабре и мае совет Училища «производил рассмотрение успешности занятий» студентов, причем неуспевающие исключались. Число исключенных студентов доходило иногда до 50 человек в год. Порой число окончивших Училище точно за 3 года не превышало 7-10 % всего выпуска. Вот почему студентам, не успевшим в этот срок сдать экзамены по всем предметам, требуемым программой, руководствуясь их предшествующей успеваемостью, предоставлялся четвертый дополнительный год. Именно этот срок прохождения курса оказался наиболее удовлетворительным, и, как показала статистика, именно здесь 40-50 % заканчивали курс.

Это побудило совет Инженерного Училища ходатайствовать перед МПС о преобразовании трехгодичного курса в четырехгодичный. Для этого совет Училища разработал проект изменения действовавшего Устава. В частности, предлагалось заменить трехлетний курс четырехлетним с пятым дипломным годом, отменить обязательную двухлетнюю практику. Вносилось также предложение предусмотреть соответствующее увеличение прав и чина, даваемых Инженерным Училищем (кончающие Училище инженеры получали чин губернского секретаря, тогда как высшие технические учебные заведения давали по первому разряду чин коллежского секретаря. По «Табели о рангах» это был чин 10-го класса, соответствовавший званию штабс-капитана, а не лейтенанта). В принципе, предполагалось, что Устав Инженерного Училища во всем уравнивается с Уставом Института инженеров путей сообщения. Подготовленный проект в начале 1910 г. был представлен на усмотрение министра С. В. Рухлова. Однако обсуждение его задержалось.

Трудно и долго решался вопрос о преобразовании Училища в Институт путей сообщения. Лишь в конце августа 1913 г. такая реорганизация стала реальностью. Вскоре после начала учебного года, 6 сентября 1913 г., состоялось первое торжественное заседание совета Императорского Московского Института путей сообщения. Совет отправил телеграмму министру С. В. Рухлову с выражением признательности за благожелательное отношение к преобразованию Инженерного Училища в Институт и за содействие к скорейшему проведению этого преобразования.

Таким образом, 1 сентября 1913г. можно считать вторым днем рождения нашего старейшего транспортного вуза. Можно опять перечислять высоких гостей, принимавших участие в торжествах, привести их взволнованные речи, но теперь это уже детали второстепенные.

Суть состоит в том, что на транспорте появился качественно иной, с хорошей научной школой Институт, которым по праву гордилась и гордится страна.

Университет